кировньюс

Восстание в Лубягино: министру Албеговой сорвали кулуарную презентацию

2 февраля в деревне Лубягино близ Кирова сотни местных жителей и кировчан, обеспокоенных новостью о расширении местного полигона ТКО, прибыли на встречу с министром охраны окружающей среды Аллой Албеговой.
Утро, едем в машине из Кирова в Лубягино с незнакомыми кировчанками. Экоактивисты организовали попутки для желающих принять участие. Чиновникам можно поучиться. Водитель Анна призналась, что тоже никогда в Лубягино не ездила. Да и обеспокоилась этой темой, говорит, из-за того, что родители собираются переехать в Радужный. А оттуда до ставшего внезапно (работает уже 14 лет) скандальным лубягинского полигона ТКО – рукой подать.

Буквально вчера под ником Минприроды области в соцетях, бурлящих новой темой, появилось сообщение, что еще решения нет, будет оно приято только после публичных слушаний, общения с местным населением… Попутчики отмахиваются: «Да они всегда такое пишут. Верить им что ли?!»

«Выходи-те!»

Приехали. Судя по аншлагам, тут и деревня Нагоряна и Лубягино. На обочине и столбе — плакаты с лозунгами против строительства полигона ТКО. На встречу с министром Албеговой съехались не только местные жители, но также из областного центра и соседних деревень. К слову, Лубягино хоть и считается территорией Кирово-Чепецкого района, находится совсем рядом с микрорайоном Радужным, относящимся к Кирову. По утверждению местных жителей, роза ветров тут такая, что первыми пострадают в первую очередь кировчане. Ну, и жители всех местных деревень.

Откуда информация? От местного жителя и активиста Вячеслава Царюка. «Из доступных документов выяснилось, что нам хотят построить полигон длиной три километра и площадью более 13 гектар. Более того, планируется строительство мусоросортировочного и мусоросжигательного заводов, — говорит он. — Сегодняшнюю встречу с жителями деревень Лубягино, Кузнецы и Татары инициировала Алла Викторовна Албегова. Правда, к нам подтянулись активисты со всей округи — из Пасегово, Кстинино, Радужного, Нововятска. Люди хотят получить ответы на вопросы, выслушать рассказ министерства про экологичность планируемого объекта. Думаю, многие захотят еще и выразить собственное мнение. Мы высказываем резко негативное отношение к этому вопросу. Но нам не дают информации о строящемся объекте, возможно, это удастся сегодня. Граница этого полигона, судя по карте, заканчивается в 200 метрах от деревни Кузнецы, она пострадает первой. Это в двух километрах от Кирова. Дальше деревня Татары, там около 500 жителей, дальше Радужный, Нововятск, микрорайоны Чистые Пруды, Солнечный берег и так далее. Роза ветров у нас обчно идет в том направлении. Еще момент: по территории полигона сейчас протекают четыре ручья, они впадают в речку Якимиху, та в речку Полом, а она в Вятку, которая питает Киров. Вот и смотрите, будет от этого объекта больше пользы или вреда».

То есть все запахи, дым от сжигания и стоки пойдут на областной центр, считают активисты. «Нам не нужна эта свалка с крысами. Они нас сожрут тут!» — возмущается одна местная жительница. «Я на железной дороге работаю, ни один мусоровоз сюда не пройдет! Будем стоять до конца, чтобы не было тут свалки!» — вторит ей другая. В том же духе возмущаются и остальные.

Царюк собирает толпу: «Албегова ждет нас с презентацией в доме культуры Лубягино. Но там места человек на десять. Там здание неотапливаемое, холоднее, чем здесь. Идем туда или будем ждать здесь, на площади? Все равно они мимо нас не проедут», — спрашивает он. Естественно, толпа выбирает второй вариант, чтобы министр шел к ней. Спустя некоторое время появляется кировский общественник Валерий Семенищев. Предлагает идти к клубу, где всех ждет министр Албегова. Мол, все равно она на площадь не пойдет, говорит, что не хочет создавать несанкционированную массовую акцию. Кто за то, чтобы идти к клубу? Все согласны, двинулись.

Замечаю в толпе депутата кировской гордумы от ЛДПР Татьяну Веселову. «Опять сами меж собой решили, жителей не спросили. Как с Осинцами вышло», — комментирует она по пути.

Клуб действительно невелик снаружи – как обычный частный дом. Столпившийся перед входом люд скандирует несколько раз: «Выходи!» Кто-то каждый раз добавляет окончание: «-те!» Из вежливости. Однако Алла Албегова так и не показалась народу. Вместо нее на крыльцо вышел мальчик с флажком-триколором и, улыбаясь, стал им размахивать.

«Это вы нам мешаете!»

Внутри помещение оказалось действительно небольшим, хоть и заметно больше чем на десять человек. Одних представителей кировских СМИ – десятка два точно. Кроме министра Аллы Албеговой внутри оказались министр имущественных отношений Артем Сурженко, руководитель Корпорации развития Кировской области Георгий Зыков, глава администрации Кирово-Чепецкого района Сергей Елькин, представители АО «Куприт», Федяковского сельского поселения.

— Мероприятие санкционировано именно здесь, на нее приглашены жители Лубягино. Мы не ожидали, что придет столько человек, — оправдывалась министр Албегова.

— Вот они, там стоят! – выкрикивает Валерий Семенищев.

— Подождите минуточку, вы очень некультурно себя ведете…

— А вы культурно, не подходя к людям! – вторит Семенищеву некая женщина.

— Если там две тысячи человек, как вы говорите, то значит, это не те люди, которые проживают в этом населенном пункте. Для них мы можем провести это мероприятие отдельно.

— Не надо отдельно, люди живут здесь, — комментирует снова женщина.

— Вот мы сейчас полдня выкинули своего времени, вы так раскидываетесь чужим временем. Вы выйдите на улицу, ответьте на вопросы. Нам не надо одолжение, — продолжает Семенищев. — Выйдите на улицу, ответьте на вопросы простых людей! Нам не нужно ваше представление!

— Давайте не портить друг другу настроение, – пытается Албегова урезонить Семенищева.

— Вы сами его портите!

— Сегодня прекрасная погода. Зачем вы заряжаете людей отрицательной энергией? Я улыбаюсь, я вас приглашаю…

— Это у вас настроение хорошее, у нас не очень, — снова перебивает ее активист.

— Куда вы пригласили две тысячи людей, куда?! – возмущается снова неизвестная посетительница. – Выйдите к народу!

— Поступило предложение, несколькими группами, которые заполнят зал, провести презентацию, — говорит Сергей Елькин.

— Глупости говорите, — возмущается в ответ некий мужчина.

— Выйдите на крылечко и ответьте людям хотя бы на элементарные вопросы, — продолжает настаивать Семенищев.

— Кстати, крылечко тоже относится к зданию, — поддерживает его кто-то в ответ на объяснения министра, что снаружи будет несанкционированное мероприятие.

— Мы хотим вам показать проект, — отвечает Георгий Зыков.

— Нам не нужен этот ваш проект, — перебивает Валерий. — Ответьте на вопросы, которые есть у людей!

— Как вы собираетесь разговаривать, если вы слушать не хотите? Должен быть диалог. Вы кричите, не даете начать мероприятие, — пытается перекричать Семенищева некий мужчина.

— Я предлагаю: кто хочет послушать, тот пусть слушает, — говорит Албегова.

— Вот вы и слушайте. Создали черт знает что, а народ мается, — выкрикивает в ответ пожилая жительница Лубягино.

— Пожалуйста, не мешайте. Скажите, как вас зовут? – спрашивает Алла Викторовна.

— Альбина Александровна. Я не скрываюсь. Я живу здесь, в Лубягино.

— Оставайтесь, послушайте.

— А можно ли чисто звук, без картинки, вынести, рассказать людям снаружи? – предлагает кто-то министру, но не получает ответа.

В конце концов перепалка затихает, Елькин представляет присутствующих и передает слово Алле Албеговой. Та, как и хотела сначала, озвучивает презентацию, иллюстрированную слайдами с видеопроектора: «Мы начинаем большое, правильное и нужное дело, и у нас в этом нет никаких сомнений. Но решили начать со встреч с населением, чтобы оно не пользовалось слухами и домыслами. Хотели узнать, какие проблемы, наметить пути по их преодолению. Давайте находить ответы на вопросы и дальше двигаться вместе…»

Далее Алла Викторовна начинает повествование про эпоху перемен, в нашем случае – реформы обращения с твердыми коммунальными отходами, которые все мы производим, не желая отказаться от таких элементов комфорта как упаковки и пакеты в магазинах. Но природа захламляется, никто мириться с этим не хочет. Европа в середине прошлого века озаботилась проблемой и за 40 лет ее решила, Россия должна преодолеть этот путь гораздо быстрее, до 2024 года, хотя переработки мусора в регионах практически нигде нет.

Минут через восемь, во время рассказа Албеговой о безопасности современных полигонов ТКО и геомембраны, из зала начинаются выкрики: мол, почему вы это говорите здесь, а не для публики у дверей клуба? Министра активно перебивают, ей приходится перекрикивать в микрофон активиста.

— Вы тут объясняете, стоите, а весь народ, который будет этим дышать, находится снаружи!

— Здесь достаточно места для тех, кто хотел прийти и послушать, — размеренно отвечает Албегова.

— На улице стоит пятьсот человек, зачем вы здесь всё это рассказываете? – известная по акциям «Просрочка Патруль» активистка Елена Олина встает перед экраном.

— Если кто-то не попадет в это помещение, мы готовы приехать и снова рассказать, — отвечает докладчица.

— Давайте выйдем на улицу сейчас. Проявите уважение, там стоит пятьсот человек, — продолжает настаивать активистка. – Они сюда не войдут.

— Двумя, тремя этапами проведем, — отвечают ей чиновники. – И пятью можно.

— Что вас удерживает, чтобы выйти на улицу и поговорить? Мы не хотим смотреть. У нас есть вопросы, на которые мы хотим получить ответ. Там пятьсот человек. Вы сейчас позорите сами себя, — не успокаивается Олина.

— Отойдите и не мешайте проводить мероприятие, пожалуйста, — отвечает ей Албегова в микрофон. – Я вас очень прошу. Это место санкционировано администрацией, пожалуйста, не провоцируйте нас на незаконные действия.

— То, что вы сейчас пытаетесь делать, это неправильно. Пойдемте и разъясните всем людям, — продолжает та.

— Вы мешаете проведению мероприятия, пожалуйста, отойдите от экрана.

— Это вы мне мешаете своей помойкой! Я мешаю мероприятию? Там пятьсот человек мешают вашему мероприятию. К народу пойдемте, выйдем? – мольбы министра только больше раззадоривают активистку. – Может, жители деревни тоже считают, что я веду себя некрасиво? Никто не считает! – делает она вывод из молчания в зале.

— Давайте перенесем мероприятие, в помещение большего размера, — предлагает Зыков. – Если администрация выделит помещение, мы с удовольствием расскажем всем интересующимся людям, что планируется сделать, что это будет не свалка, не лишний полигон…

— Давайте перенесем, а сейчас выйдите к людям.

— На улице холодно, вы же нас и обвините, если кто-то заболеет, — отвечает Албегова.

— На улице теплее чем здесь, — выкрикивают из зала.

Высокая гостья уверяет, что готова встретиться в любом месте с любым количеством населения, хоть с тысячей или двумя, для жителей и Кирово-Чепецкого, и Нововятского районов, однако на улицу упорно не выходит. На просьбы Албеговой вести себя уважительно и культурно активистка повторяет свой тезис о мешающей ей помойке.

Георгий Зыков обращается к залу, что будут публикации в газетах, на сайтах, и вообще, мол, зря все боятся, потому что еще ничего даже не начато. Сергей Елькин объявляет в итоге, что будет проведен ряд встреч в разных местах, следующая – в ДК деревни Шутовщина через неделю, 9 февраля в 10 часов. На том и сошлись. Точнее, разошлись — некоторые. Презентация Албеговой окончательно сорвана и свернута.

В землю только «хвосты»

Впрочем, раз уж журналисты собрались, чиновники решили воспользоваться и донести через СМИ то, что намеревалась рассказать Алла Албегова. Министр имущества Артем Сурженко и глава Корпорации развития Кировской области (заказчик проекта) Георгий Зыков выступили с рассказом о том, что планируется на месте лубягинского полигона ТКО, действующего, кстати, уже с 2006 года. «Там полуметровый защитный слой глины. Никаких жалоб от местных жителей до сих пор не было, пробы воды и почвы воды регулярно берем, все в порядке», — утверждает замдиректора АО «Куприт» Станислав Куршаков.

Вкратце суть (подробнее можно посмотреть на видео ниже): сейчас полигон загружен только наполовину от плановой мощности (три карты из шести), однако это не значит, что на всей площади будут захоранивать отходы. Более того, с Нового года запрещено их складировать без сортировки и переработки. То есть, предполагается построить экологический технопарк, где 90% ТКО будут перерабатывать на полезные фракции и пускать в дело (в том числе и как топливо), а закапывать будут только оставшиеся «хвосты» из того, что не подлежит переработке на уже давно используемом для этого участке. На новом предприятии отходы будут сортировать: пластик, бумага, стекло, картон будут направлены на вторичное использование.

Сжигания в общепринятом понимании тоже не будет, отходы будут подвергать «термической обработке» (министры не стали объяснять разницу, но попросили журналистов не путать понятия). Станислав Куршаков, правда, рассказал в кулуарах, что есть на полигоне в Лубягино небольшой аппарат для уничтожения медицинских и других отходов, но дыма от него якобы почти не видно, применяется другая технология.

И всё это начнется (если все экспертизы подтвердят безопасность для населения) не скоро: на разработку проектной и технической документации потребуется года два и десятки миллионов рублей. Вся она будет публиковаться в «Российской газете», «Кировской правде» и кирово-чепецкой районке, сайтах Корпорации развития, администрации района и министерства охраны окружающей среды. Каждый этап будут обсуждать с населением на общественных слушаньях. Техническое задание планируется вынести на обсуждение в марте 2020 года. Далее на публичные слушания будут вынесены предварительные материалы оценки воздействия на окружающую среду, будут собраны все пожелания населения и экспертов. Затем на обсуждение будут вынесены сами материалы оценки воздействия на окружающую среду. Только после этого начнется этап проектирования. В рамках проектирования будут оценены технические, технологические и проектные решения. Только в случае, если проект будет соответствовать всем требованиям природоохранного законодательства и нормам СанПиНа, проект, в третий раз, будет вынесен на публичные обсуждения. После этого проект пройдет две государственные экспертизы – экологическую экспертизу и экспертизу проектной документации. Государственная экологическая экспертиза пройдет на федеральном уровне.

Словом, аргументация до мелочей похожа на ту, что использует ФГУП «РосРАО», рассказывая о будущем предприятии по утилизации отходов 1 и 2 классов опасности в Марадыково. А население все равно почему-то против. И не случайно.

К примеру, Албегова обмолвилась, что правительство области хочет путем проведения ряда встреч с населением по поводу проекта проекта избежать ошибок, как в случае со строительством полигона ТКО в Осинцах. Впрочем, не факт, что она ошибалась в августе 2017 года, когда обнадеживала местных жителей, будто строительство происходит по инициативе частного инвестора, что правительство области (министерство охраны окружающей среды) не принимали каких-либо решений по нему и готовы рассмотреть другую площадку, раз население против. А уже через несколько месяцев Осинцы оказались центральным и безальтернативным звеном в правительственной территориальной схеме обращения с отходами!

Кстати, экоактивисты считают, что полигон ТКО в Лубягино в правительстве считают запасной площадкой из-за проигрышей судов по Осинцам.

Да и как верить расчетам чиновников, которые надеялись провести презентацию в клубе на 30 стоячих мест, зная о столь широком общественном резонансе? Потом тоже скажут: не ожидали, не подумали?

Или вспомнить историю с полигоном ТКО под Орловом. Не только население, но и районная дума выступила против того, чтобы туда свозили мусор из соседних районов. Областное правительство с помощью прокуратуры, суда и угрозы роспуска думы заставило местных жителей смириться. Если власть привыкла сначала принимать решение, а уже потом гасить недовольство населения по его поводу, кто будет ожидать от нее другого поведения?

«Если чиновники говорят, что в Лубягино будет безопасно, пусть сами сюда переезжают с семьями», — говорили вчера на площади в толпе, так и не дождавшейся своего министра охраны окружающей среды. В итоге Вячеслав Царюк с бампера пожарной машины зачитал обращение в прокуратуру и Следственный комитет. Активисты считают, что публичные слушания по внесению изменений в генплан Федяковского сельского поселения (изменению функциональных зон земельных участков) 31 октября якобы не состоялись, их протокол, возможно, сфальсифицирован, а местная администрация пыталась скрыть от населения важную информацию.

Источник

Обсудить

Информационный портал. Библиотека публикаций. Собственные материалы имеют пометку "Чепецк-Ньюс" (© при перепечатке или цитировании гиперссылка обязательна). Не несем ответственности за содержание рекламы, объявлений и комментариев пользователей.

Мы в Facebook

Мы ВКонтакте

Наверх