Первая полоса

Ядерный могильник в Кирово-Чепецке: миф или реальная угроза?

Радиоактивное захоронение, соседствующее с заводом “ГалоПолимер”, более чем опасно не только для чепчан, но и значительной части населения Кировской области.

Так считает кировский юрист Олег Кошкин, по жалобе которого вскоре в Верховном суде начнутся слушания. Судя по обращению, Олег Иванович требует от местных и федеральных властей нейтрализовать и устранить в строгом соответствии с законом угрозу размыва и затопления захоронения ядерных отходов: цезия, стронция и урана, – имеющего более чем полувековую историю.

До обращения в Верховный суд РФ Олег Иванович прошел все местные судебные инстанции, получив стандартный ответ: “нарушений нет”.

– Я твердо убежден, что могильник может являться источником заражения земель, реки Вятки и всего живого, что находится вниз по течению, – говорит юрист, который в конце 2015 года работал в бригаде, нанятой “ГалоПолимером” для прокладки нового участка ливневой канализации по периметру захоронения.

Как рассказал Олег Кошкин, о том, что придется работать в радиоактивной зоне, от рабочих не скрывали: во-первых местное население открыто говорило о “гиблом месте, от которого мрут люди”. Во-вторых, на территории завода, находящейся под присмотром военизированной охраны, полно знаков: “осторожно радиация”. И каждое утро, перед началом работы, в траншею спускались представители ФГУП “РосРАО (российские радиоактивные отходы) с дозиметрами, а после смены в раздевалке обязательно проводилась противорадиоационная обработка.

– Каждый день мы уходили в траншею глубиной 15 метров, где укладывали трубы диаметром 1,2 метра. Трубы самые обычные – такие используют при строительстве зданий и жилых домов, только меньшего диаметра – без какой-либо дополнительной защиты от возможной разгерметизации. А герметичность почти никакая – труба в трубу – и готово.

При том, что клали “ливневку” по периметру могильника (площадь которого, судя по картам и подсчетам Кошкина, 200 на 500 метров – Е.О), отгороженного от рабочих, как им пояснили, глиняным земляным щитом, на плывун – фактически на болото, к которому примыкает захоронение.

По мнению Олега Ивановича, неустойчивость грунта, а также многочисленные нарушения технологии производства работ – это прямой и скорейший путь к разгерметизации “ливневки”. Что, в свою очередь, приведет к вымыванию содержимого ядерного могильника: радиоактивные отходы, фонящий металлический и строительный мусор – которые со сточными водами попадут в Вятку.

– Как рассказывали старожилы, – вспоминает Олег Иванович, – могильник – это большие емкости, типа бочек, с ядерными отходами.

Некоторые говорят, что бочки кидали просто в болото и засыпали землей. Шламохранилище за забором, длина которого, примерно, километр на два. Мы проработали на том объекте недолго: там разворовывалось все, что можно и нельзя. Так что бригаде вскоре перестали платить зарплату. Говорили, что потом наняли других рабочих, сдали объект в 2016 году.

В настоящее время, как подчеркнул собеседник, прокуратура области признала, что есть нарушения, но для “принятия решения” рекомендовала обратиться в “РосРАО”.

Вода свободно проступает через насыпную подушку: 20 сантиметров песка и столько же щебня. Рабочие, чтобы не утонуть, стоят на обломках сброшенных в траншею шпал.


Через минуту вся щебенка пропитается водой, и насыпная подушка превратится в болото.

Елена ОВЧИННИКОВА. www.nabludatel.online

Обсудить

Информационный портал. Библиотека публикаций. Собственные материалы имеют пометку "Чепецк-Ньюс" (© при перепечатке или цитировании гиперссылка обязательна). Не несем ответственности за содержание рекламы, объявлений и комментариев пользователей.

Мы в Facebook

Мы ВКонтакте

Наверх