Медиа

Лариса Бажина: «Кировец» — газета, с которой хотелось жить

5 декабря 2016 года — #85 лет со дня выхода первого номера газеты «Кировец».

Недавно просматривала подшивки «Кировца» за прошлые годы. Господи, сколько мы поначертали! Над какими только темами ни ломали головы! О каких только людях не рассказывали! Сейчас даже не верится, что мы могли это сделать. Журналистика – это ремесло. Это не вдохновение. Вдохновение бывает в поэзии. А наша газетная работа – это молох, который съедает все – только успевай, давай, подкладывай пищу для умов. Пищу для размышлений.

Мы жили здорово! И так же работали! Мы, коллектив газеты «Кировец», были одной семьей. Жаль, что сегодня мы этого лишились… Неужели «Кировец» был настолько силен, крепок в формировании общественного мнения в нашем городе (и которое стало не устраивать власть предержащих), что это стало наводить страх на начальников и чиновников? Господа, разве можно показывать свою слабость? А вы ее публично продемонстрировали с ликвидацией «Кировца»!

В «Кировец» я пришла работать (приехала с Крайнего Севера – из Охотска, где тоже «пахала» в газете после окончания Киевского госуниверситета) в 1995 году. И – 20 лет преданности, верности «Кировцу». Моему родному. Любимому. К слову замечу, посаженный «сверху» редактор — разрушитель газеты – подписал мне заявление об увольнении спустя ровно 20 лет работы в «Кировце» — дата в дату. И вместо букетов, тортов и поздравлений мне заявили, что ждали этого заявления. Произошло данное событие уже на второй день «царствования» редактора-потрошителя.

Но будем о хорошем. Меня направила в «Кировец» известный вятский журналист, сценарист Светлана Алексеевна Шешина, мой учитель и наставник много, много лет. «Это самая сильная газета среди городских и районных изданий области. Не пожалеешь», — напутствовала она.

И я не пожалела. Меня встретила главный редактор «Кировца» Ираида Александровна Кузнецова (мы ее называли и называем сегодня – не теряем друг друга, общаемся — Ириной Александровной, поэтому так и буду называть в этой публикации – так привычнее). И пусть пришла уже состоявшимся журналистом – за плечами было 14 лет газетной работы, но она меня многому научила. На первых порах я даже ее побаивалась, поэтому усердно корпела над материалами. Она научила нас ценить слово, относиться к нему бережно.

Путь критическим, проблемно-аналитическим материалам в «Кировце» всегда был открыт. Ирина Александровна считала, что это – украшение газеты, ее суть. Разве можно радовать душу читателя одними пустяками?! Поэтому «Кировец» до последних дней своего существования – до посаженного редактора-разрушителя – постоянно завоевывал самые высокие места в областных журналистских конкурсах.

Каждый день у журналиста – в бегах, в поездках. По городу, по району. Журналиста, как и волка, ноги кормят. А какие были интересные встречи! Интересные люди! Все время ты был на пике событий, ситуаций. Работа была не только на работе, она не отпускала и дома. Как всегда, материал нужно было срочно сдать в номер. Не зря же говорят, что журналистика – это не профессия, это образ жизни. Или отдаешь всего себя, или… Сиди на кухне и пеки пироги.

ПОМНЮ встречи с Анатолием Кузьмичем Денисовым, в то время генеральным директором Кирово-Чепецкого химкомбината. Однажды нас вместе с Анатолием Бровцыным, фотокором «Кировца», он пригласил для разговора к себе домой. Другого места для встречи не было – тогда Денисова уже сместили с должности, он был в опале. И что мы увидели? Совершенно советский, скромный, быт (это сегодняшние директора немыслимы без евроремонтов). Денисов честно и откровенно рассказал, как его «убирали», как шли к этой «уборке» новые хозяева комбината – новые хозяева чепецкой жизни. Интервью с Денисовым наделало много шума. «Новые хозяева» перестали со мной здороваться – а до этого дарили мне духи и говорили комплименты. Они даже позволяли себе переходить на крик, не пропуская меня на очередное собрание акционеров КЧХК.
В своем интервью Денисов высказал противоположную, отличающуюся от «новохозяйской», точку зрения на судьбу комбината, рассказал о подковерных играх. За это я как журналист и поплатилась. Не сметь свое суждение иметь!

А затем в «Кировце» была публикация под названием «Опальный директор», которую тоже посвятила Денисову. В ДК «Дружба» проходило какое-то торжество. Зал был забит народом. Был там и Анатолий Кузьмич – он тогда уже жил в Москве, на торжество его пригласили. После мероприятия он неожиданно подошел ко мне и… преподнес большой букет цветов. Я услышала: «Спасибо вам. Мне выслали вашу статью в Москву. Тронут до слез. Не думал, что это могли опубликовать».

А «Кировец» это мог сделать. И делал.

Вспоминается конфликт между «Газпромом» и химкомбинатом. Нас с фотокором Анатолием Бровцыным единственных от прессы пропускали на закрытые встречи, которые проходили в кировском офисе газовиков. Нам давали возможность рассказать читателям «Кировца» достоверно о том, чего не могли сделать другие издания области. «Ваша газета – единственная, которая пишет правду, пишет объективно», — дали оценку нашему труду газовики. Да и в самом руководстве химкомбината были люди, которые откровенно признавались: «В газовом конфликте остался неподкупным только «Кировец». Все остальные газеты стригут «капусту».

О многом еще можно вспомнить. Но сейчас хочу о коллегах.

Татьяна Демакова – очень скромная, материалы писала не спеша, дотошно прорабатывая каждую фразу, выверяя каждое слово. Она первой в «Кировце» начала писать на православную тему. Таня — глубоко верующий человек. Порой в ее текстах были такие замысловатые, церковные, слова, что нашему корректору Ольге Рудаковой приходилось искать «переводы» в массе толковых словарей. Как говорится, поймем сами – поймет и читатель.

И как нас только выдерживала Ольга! Иногда мы, журналисты, были противными, настырными: здесь хочу вот так написать, и баста! Но Оля понимала нас, чувствовала наше творческое, капризное нутро. Убедит, раскроет нужную страницу в словаре, покажет…

Елена Бушуева – журналист фундаментальных аналитических материалов. Если пишет о Кирово-Чепецкой городской Думе, администрации города – депутатов, чиновников словно пропустит через рентгеновский аппарат. А материалы о городском бюджете щелкала, как семечки! Лена писала и о культуре. Ее страстью был кирово-чепецкий театр «Современник». Бушуйкина (так мы ее называли) – истинный работяга. Каменоломец. В этом я убедилась в последние годы в «Кировце» — работали в одном кабинете.

Николай Сластников – поэт, философ. Закурит сигарету и – пишет, пишет, пишет… Брался за любые темы. Они все были ему подвластны. Это тонкий, ранимый человек. Человек без кожи.

Наталья Шустова – наш талантливый оператор компьютерной верстки. Может создать такой дизайн газетных полос, что первое место в области на всяких конкурсах обеспечено тут же! Наташа – тоже большая трудяга.

Анатолий Бровцын – мастер фотографии. За годы работы в «Кировце» собрал уникальный фотоархив из своих снимков. Уже сегодня они представляют ценность, а завтра…

Вспомним Льва Корепанова (безвременно ушел из жизни), Леонида Симонова (безвременно ушел из жизни), Владимира Кичигина (безвременно ушел из жизни)…

Журналисты долго не живут. Журналисты меньше всех живут. Даже песня есть такая…

А еще мы работали вместе с Аллой Исаковой, Алевтиной Лашуковой, Сергеем Ивановым, Александром Родионовым, Виктором Почуевым, Андреем Ереминым, Ольгой Роговицкой, Анной Кутявиной, Жанной Калининой, Галиной Михайловной Балезиной…

А как мы отмечали дни рождения, праздники! На зависть всем! Мы жили дружно…

Жили и работали, словно по лезвию бритвы.. Иначе не было бы сильного, мощного «Кировца». Газеты, без которой…

Лариса БАЖИНА

zztrkztmczc#85

Информационный портал. Библиотека публикаций. Собственные материалы имеют пометку "Чепецк-Ньюс" (© при перепечатке или цитировании гиперссылка обязательна). Не несем ответственности за содержание рекламы, объявлений и комментариев пользователей.

Мы в Facebook

Мы ВКонтакте

Наверх