Медиа

Елена Бушуева: Река по имени «Кировец»…

5 декабря 2016 года — #85 лет со дня выхода первого номера газеты «Кировец».

Моя классная руководительница, сама о том не подозревая, чуть было не разрушила мою мечту о профессии журналиста. В характеристике, полагающейся к школьному аттестату, она среди моих положительных качеств отметила: «Избирательна в общении». Очень заинтересовала эта формулировка членов приемной комиссии журфака Московского государственного университета. «А вы знаете, что вам придется ежедневно общаться с самыми разными людьми – по возрасту, профессиональной принадлежности, социальному статусу, складу характера и образу мышления? И не просто общаться, а разделять с ними беды, радости, надежды, тревоги. Если вы избирательны в общении, лучше не тратьте свое и наше время на обучение этой специальности».

К счастью, мне все же удалось доказать строгой приемной комиссии, что фраза эта появилась в характеристике случайно. Впоследствии я постоянно убеждалась: девиз настоящей редакции — «Добро пожаловать, или Всем без исключения вход разрешен!». В редакции должна кипеть жизнь, иначе это пародия на нее. Увы, некоторые редакторы «современного типа» предпочитают не брать телефонную трубку, считая ниже своего достоинства обсуждать что-либо с читателями, а если уж читатели проявляют настойчивость и начинают делиться своими замечаниями, предложениями или просьбами, то в ответ могут услышать: «Почему вы обратились именно к нам, а не в другую газету? То, что вы хотите, — не наш формат». Апофеозом для меня стал ответ одного из редакторов на предложение читателя по улучшению содержания газеты: «У нас с вами разные взгляды на издание». Это правда. И это, представьте себе, происходит рядом с нами. На месте читателя я бы посоветовала такому редактору печатать газеты в одном экземпляре, вставлять в рамочки и вывешивать на стену.

Еще несколько лет назад такое даже представить себе было невозможно. Эта связь (редакция – читатели) считалась неразрывной, потому что одно не могло существовать без другого. Ситуация изменилась. Информационно-рекламные газеты от читателя по большому счету мало зависят: есть финансовая возможность – можно отпечатать любой тираж, а при высоком тираже будет и высокий доход от рекламы. С подписными изданиями, конечно, сложнее, на их существование продолжают оказывать влияние результаты подписных кампаний, но не настолько, чтобы полностью его обеспечить. Поэтому используются другие варианты: бюджетные дотации, оплата имиджевых материалов от коммерческих компаний, политических партий и конкретных персон. Читательские интересы часто принимаются во внимание по остаточному принципу. В этом трагедия современной журналистики.

Прежде не вызывало сомнений, что журналист – профессия многогранная, журналист обязан быть политологом, экономистом, психологом, справочной службой и третейским судьей… Но самое главное – не только умом, но и сердцем должен воспринимать каждого встреченного им на своем профессиональном пути человека, а любую проблемную ситуацию, в которой предстоит разбираться, воспринимать как личную. Недаром в рейтинге самых опасных профессий журналист стабильно находился в первой пятерке. Не только потому, что за честность и принципиальность многие представители этой профессии заплатили жизнью, не только потому, что, по неофициальной статистике, около трети хотя бы раз получали внешние угрозы в свой адрес. Тому, кто полностью посвящает себя любимому делу, чаще всего грозит моральная и физическая истощенность. В этом тоже заключается опасность профессии.

А теперь о «Кировце». Фраза Гераклита о том, что в одну реку нельзя войти дважды, до сих пор в ходу. Мол, не стоит возвращаться в одно и то же место, вступать в отношения, которые однажды были разорваны, возобновлять дело, от которого когда-то пришлось отказаться… Думаю, фразу употребляют не в том контексте, который имел в виду древнегреческий философ. Он хотел сказать, что вода в реке все время течет, поэтому, входя снова в ту же реку, на самом деле попадаешь в другую воду. Я в «Кировец» «заходила» трижды.

В 80-е годы я была самой молодой и, соответственно, самой неопытной в коллективе. Пожалуй, особенным, знаковым впечатлением стала совместная командировка в село Русское, которое входило тогда в черту Кирово-Чепецкого района, вместе с Валерией Кучеренко (Ситниковой), журналисткой от Бога. Там, в полях, Валерия Аркадьевна, передвигаясь размашистым шагом, разговаривала на равных с председателем совхоза, бригадиром и трактористами. А я, сугубо городская барышня, одурев от сладких полевых запахов, побрела собирать цветы. Кучеренко обернулась ко мне и властно сказала: «Лена, надо не цветы собирать, а информацию! Давай, немедленно включайся!». Одним из главных правил журналиста для нее было такое: время – факты. Умение добыть нужную информацию даже из желудка акулы отличает настоящего журналиста. Ну, до желудка акулы у меня дело не дошло. Хотя приходилось в качестве простого зрителя являться в подпольные видеосалоны. Ползать по подтаявшим сугробам за вербой вместе с моей ровесницей – молодежным лидером, прославившейся полезными делами и немногословностью, чтобы разговорить ее для интервью. Выпрашивать «хотя бы самую малюсенькую» роль у режиссера театра «Современник» Светланы Николаевны Свежаковой, чтобы почувствовать репетиционный процесс «на своей шкуре»…Таких примеров можно привести множество.

Я внимательно наблюдала за старшими коллегами, пыталась примерить на себя их профессиональные методы и приемы. Благодаря этому научилась: набирать информации втрое больше, чем нужно для материала (для общего развития); проявлять максимальное внимание к деталям; торопиться не спеша; соблюдать свой авторский стиль; выслушивать обе стороны во время конфликтных ситуаций, откликаться на любую просьбу о помощи. Неважно, по серьезному поводу или почти анекдотического характера. Помню, был в редакцию звонок из телефона-автомата: «Девушка, я тут стою, а рядом ручей течет!». Не сдержавшись, поинтересовалась: «Вы мне предлагаете вас через ручей перенести?». Потом долго жалела о своей несдержанности. Пусть это была всего лишь талая вода, а не прорвавшаяся водопроводная труба, следовало проявить больше такта в разговоре.

Многому приходилось учиться. Но мне повезло вдвойне. Во-первых, я получила прекрасное классическое журналистское образование, так что теоретическими знаниями вооружена вполне. Во-вторых, меня окружали «правильные» наставники. Честно признаюсь, в то время не раз обижалась на Ираиду Александровну Кузнецову. Казалось, главный редактор обращает мало внимания на мои «звездные успехи» (молодость всегда излишне самоуверенна), не ценит мои усилия, недостаточно хвалит мои статьи. Однажды решила поговорить с ней на эту тему, услышала в ответ: «Лена, ты же можешь больше и лучше!». Не сразу поняла я значение этих слов, гораздо позднее мне открылся истинный смысл: «Кому много дано, с того много и взыщется». Жизнь показала, что в нашей профессии нет потолков, нет пределов, поэтому, когда потом приходилось годами работать на износ, за троих, за пятерых, я была готова. Эта готовность, взращенная словами «ты же можешь больше», помогла впоследствии выдержать многие испытания.

Вместе с тем, первым в моей жизни профессиональным творческим коллективом, я пережила переход от эпохи к эпохе – от времен так называемого советского застоя к ярким и непредсказуемым перестроечным временам. Думаете, нам в «Кировце» пришлось кардинально меняться? Нет, это не так. Безусловно, в организации редакционной работы присутствовали некие партийные элементы. Но журналисты тогда были не менее, а, может быть, и более свободны, чем сегодня. С началом перестройки поменялись приоритеты, меньше стало «запретных» тем, во главу угла ставились спорные точки зрения. Ту всесоюзную «ломку», мне кажется, журналисты пережили легче всех остальных в силу профессиональной специфики.

7holmov

Второй раз я пришла в «Кировец» в 1996 году. Частично встретилась с теми же людьми, частично — с новыми. Тот период я, наверное, определю для себя как соревновательный. Потому что за год до моего «второго пришествия» в редакции появилась Лариса Бажина, закончившая журфак Киевского государственного университета, работавшая до этого ответственным секретарем в газете Охотского района Хабаровского края. Мы очень быстро подружились и, надеюсь, никогда не имели взаимных претензий. Негласное соревнование возникло неожиданно даже для нас самих: просто хотелось писать больше, лучше, интересней. В тот период «Кировец» был полноценной дискуссионной площадкой: мы организовывали и публиковали «круглые столы», «прямые линии», различные мнения по актуальным вопросам. Народность была отличительной чертой газеты. Неудивительно, ведь жители города и района воспринимали ее как истину в последней инстанции, а местная власть, руководители предприятий и организаций, если в их адрес летели стрелы критических статей, незамедлительно реагировали. Причем, реагировали не формальными отписками, а действиями, после которых устранялись поводы для критики.

Третий мой «заход» в «Кировец» оказался самым коротким – 2013-2015 годы. В «Кировце» работали только 7 человек, в том числе всего двое пишущих — мы с Ларисой Бажиной, которая хранила верность этому изданию. (В прежние времена коллектив редакции составляли более 20 сотрудников, из которых более половины занимались журналистским ремеслом.) Нелегко пришлось нам двоим поддерживать содержательный имидж газеты на должном уровне, но старались, как могли, представлять читателям максимально полную картину происходящих в городе и районе, а также в области и стране событий. Насколько объективную картину? Не надо забывать, что настоящая журналистика априори сочетает в себе объективное и субъективное начала, но тем она и интересна, что дает пищу для ума и сердца.

Когда мы окончательно убедились, что удел газеты, без малого 84 года по праву являвшейся одной из лучших «районок» Кировской области, быть проданной с молотка (таково однозначное решение собственника в лице регионального правительства), то простились с ней. Ибо это решение нивелировало труд и ценности нескольких поколений творческих личностей, которые с гордостью называли себя «кировцами». О том, почему так случилось, можно говорить долго и обстоятельно, но это уже, как говорится, совсем другая история.

zztrkztmczc

…«Кировец» в моей памяти навсегда останется как место, куда люди обращались за советом, поддержкой и конкретной помощью; как коллектив творческих единомышленников, понимающих, что работа в газете – это уникальный коллективно-индивидуальный труд; как печатное издание, достойно выполняющее свою социальную миссию. В одном из последних писем (теперь уже по электронной почте) моя любимая подруга-однокурсница привела слова Ж.-П. Рихтера: «Воспоминания – это единственный рай, из которого мы не можем быть изгнаны».

Нередко слышу рассуждения о «Кировце» такого рода: мол, давно не стало у этой газеты былых тиражей (что неудивительно при насыщенности Кирово-Чепецка бесплатными информационно-рекламными изданиями), единственное, что осталось – бренд. А что такое пресловутый бренд? Если упрощенно, то торговая марка. Но я не могу и не буду рассматривать СМИ как продукт, который следует продать подороже. «Кировец» всегда был ценен людьми, которые создавали каждый номер не для того, чтобы абы чем закрыть газетные страницы и получить за это зарплату, людьми, связавшими с ним свою судьбу, хранившими и преумножавшими его лучшие традиции. Профессионалы определяли лицо газеты, в этом ее главное преимущество и главное отличие, поэтому я верю, что «Кировец» навсегда останется в истории города, района и области.

Елена Куклина (Бушуева).

Информационный портал. Библиотека публикаций. Собственные материалы имеют пометку "Чепецк-Ньюс" (© при перепечатке или цитировании гиперссылка обязательна). Не несем ответственности за содержание рекламы, объявлений и комментариев пользователей.

Мы в Facebook

Мы ВКонтакте

Наверх